Что такое политология— немного теории

Определение 1

Политическая теория – систематизированные рассуждения о природе власти, её функциях и возможностях.

Политические теории возникли ещё в глубокой древности. В сочинениях древнегреческого историка Фукидида, философов Платона и Аристотеля,римского оратора Цицерона и др. можно найти мысли о форме лучшего устройства государства и общества, о взаимоотношениях между разными государствами.

В результате развития человеческого общества, в том числе развития политических институтов появились и окрепли теории объясняющие специфику политического устройства мира, государства и общества.

В ХХ веке наибольшим влиянием пользуются идеалистическая, рационалистическая и марксистская теория.

Политический идеализм

Идеалистическая теория (политический идеализм)– возник как ответ на тяжелые последствия Первой мировой войны 1914 – 1918 года. В рамках этой теории предполагалось уменьшить число вооружённых конфликтов между странами, опираться на правовые нормы. Предполагалось создание демократического мироустройства как основы порядка и безопасности.

Что такое политология— немного теории

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

На политический идеализм повлияли либеральные идеи Нового времени. Отметим здесь идеи английского философа И. Бентамаговорившего о большой роли и значимости демократических институтов, свободы слова и немецкого философа И. Канта, который писал о «вечном мире» при котором признавались бы права всех граждан и всех государств.

Замечание 1

Эти идеи особенно ярко отразились в Версальском мирном договоре 1918 года, в основу которого были положена программа, разработанная американским президентом Вудро Вильсоном состоящая из 14 пунктов.

Согласно данной программе предусматривалось вести моральную внешнюю политику, отказаться от тайной дипломатии, сократить вооружённые силы до минимального уровня, который может обеспечить национальную безопасность, а также создание международного органа, который должен был бы обеспечить государственную и территориальную целостность и независимость стран всего мира.

Таким органом в период между Первой и Второй мировой войной стала Лига Наций, как олицетворение идей политического идеализма особо популярного в межвоенный период.

Замечание 2

На основе идей политического идеализма сформировался в 1950- 1970 – гг. глобалистский подход в международных отношениях. Его основными чертами является утверждение о снижении роли государств и повышении роли и значимости межгосударственных и неправительственных организаций. Как итог формирование единого глобального мирового пространства живущего по единым законам.

Теория комплексной взаимозависимости, разработанная Робертом Кеохэйном и Джозефом Наем («Транснационализм в мировой политике» (1971) и «Мощь и взаимозависимость.Мировые политики в переходе» (1977)) была основана, в том числе, и на идеях глобалистов.

Её основной идеей было снижение силового конфликтного решения международных проблем и увеличение роли экономических, правовых и информационных факторов

Концепция «конца истории» выдвинутая Ф. Фукуямой в конце 1980 – хх гг. утверждала о переходе к глобальному постиндустриальному обществу. Причиной же этого стало исчезновение альтернативы и соперника западной либеральной демократии в лице Советского Союза и массовой коммунистической идеологии.

Теория демократического мира М. Дойла. Согласно утверждениям данной теории войн и конфликтов между либеральными демократическими режимами быть не может, а чтобы обеспечить безопасность в мировом масштабе, следует распространить модель либеральной демократии на весь мир.

Определение 2

Иренология – буквально — наука о мире. Это междисциплинарное направление, целью которого является недопущение войн, мирное решение конфликтов и преодоление последствий локальных и региональных войн.

Политический реализм

Политический реализм (или Realpolitik)основан на критике идеалистического подхода к мировой политике без учёта конкретных государственных интересов определённых стран.

Предшественниками в освещении политического реализма были Н. Маккиавелли, Т. Гоббс, К. фон Клаузевиц.В современном мире из теоретиков политического реализма выделим американских политологов З. Бжезинского, Г.

Киссинджер, английского историка Э. Карра и французского специалиста Р. Арона.

Г. Моргентау вывел в работе «Политика среди наций» вышедшей ещё в 1948 г. основные идеи политического реализма.

Основными тезисами политического реализма являются следующие тезисы:

  • Основным содержанием международной политики, как и любой другой является борьба за власть.
  • Главными субъектами международной политики являются государства, которые стремятся максимально увеличить своё влияние.
  • Государства сотрудничают, имея в виду свои национальные интересы и соблюдение баланса сил.
  • Национальные интересы – определяются традициями, историческим прошлым, человеческой неизменной природой и географическим фактором.
  • Национальные интересы разделяют по значимостина постоянные, основополагающие (защита от внешней угрозы) и промежуточные.
  • Отсутствуют абсолютные моральные ценности. Мораль подчиняется интересам государства.

Наилучшей реалисты считают рациональную политику, которая способна принести определённые выгоды государству и при этом снизить возможные отрицательные последствия до минимума.

Марксизм и неомарксизм

Марксизм в его классическом варианте предполагал, что в результате неизбежной социалистической революции вызванной системным кризисом капитализма будет построено более совершенное социалистическое общество, более прогрессивное по сравнению с капиталистическим. Следующим этапом считался переход к коммунизму как к вершине развития человеческой цивилизации, где не будет ни частной собственности, ни эксплуататоров, ниэксплуатируемых.

Что касается международных отношений, то марксисты считали, что они должны быть основаны на моральных нормах и справедливости. И потому, международные отношения должны быть перестроены на основе социалистических понятий.

Неомарксизм возник в 1950 – 1960 –г гг на волне разочарования в реальном социализме. Представителями данного течения являются ИммануилВаллерстайн, Андре Франк, Самир Амин. Согласно их выводам основным моментом международных системы («мир – системы») являются отношения собственности.

Заметный вклад в исследование международных отношений второй половины XX в. внес неомарксизм, распространившийся в 1950 1960 х гг. в значительной степени изза разочарования в опыте «реального социализма».

В работах неомарксистов ключевым элементом международной системы (согласно их терминологии, «мир системы») выступают отношения собственности. По их мнению, главным источником конфликтов является разделение мира на богатый Север, бедный Юг и полупериферию.

Преодоление напряженности и противоречий между странами оси Север – Юг может помочь в улучшении отношений между странами.

Источник: https://spravochnick.ru/politologiya/politicheskie_teorii_hh_veka/

Основные теории политических систем

В современной политической науке наибольшее распространение получили теории трех американских ученых: Д. Истона, Г. Алмонда и К. Дойча. Так, глава чикагской школы Д.

Истон (1902-1979) в работах «Политическая система» (1953), «Модель для политического исследования» (1960) и «Системный анализ политической жизни» (1965) предложил вневременную модель политической системы, не зависящую от каких-либо социально-экономических или культурных детерминант и построенную путем выделения ее наиболее общих и универсальных зависимостей.

Не давая возможности соотнести развитие политической системы с понятием «общественный прогресс», такой подход тем не менее позволил выявить ряд более универсальных отличий жизнедеятельности политической системы.

Чисто содержательно Истон рассматривал политическую систему как совокупность разнообразных, взаимосвязанных видов деятельности, которые влияют на принятие и исполнение решений.

При этом сущность политической системы он усматривал в целенаправленном распределении соответствующих ценностей, которые и делали возможной взаимосвязь всех человеческих действий, направляя их на задачи управления. Широта признания ценностей власти со стороны общества признавалась основной предпосылкой жизнестойкости системы.

В то же время задача политической системы (которая рассматривалась как аналог биологической системы), по его мнению, состояла в обеспечении самосохранения, поддержании собственной жизнедеятельности, стабилизации своего положения при помощи деформирующих факторов.

Процесс функционирования системы Истон описывает как процесс взаимодействия трех ее элементов: «входа», «конверсии» и «выхода». На «вход» подаются различные (экономические, культурные и прочие) требования общественности или выражения солидарности и поддержки гражданами властей по различным вопросам.

Далее посредством переработки элитарными кругами этих требований в соответствии с определенными ценностями вырабатываются те или иные решения, которые передаются на «выход» системы, где они преобразуются в различные акты государственной политики (законы, ука-зы, символы), предназначенные для ознакомления (в том числе адресного) общественного мнения или иных субъектов (других государств и т.д.) и для реализации.

Последний элемент системы «включает» механизм «обратной связи», обеспечивающий взаимодействие «выхода» и «входа» на основе учета властью влияния внешних обстоятельств (т.е.

той или иной реакции общественности, степени удовлетворения ее требований и реализации постановлений).

Наличие такого механизма, отражающего ценность возвращаемой из общества во власть информации, обеспечивает самоконтроль и саморазвитие политической системы.

Несмотря на свою раннюю абстрактность, схема Истона, построенная с использованием универсального принципа действия «черного ящика», тем не менее демонстрирует главные параметры жизнедеятельности политической системы, а именно: ее нацеленность на оптимальный для сохранения власти характер взаимодействия с об-ществом, а также открытость внешним влияниям, предполагающую сохранение ею постоянной приспособляемости к вызовам среды. На основе такого подхода последователи Истона, и в частности Г. Спайроу, разработали критерии, которым должна соответствовать политическая система. Для того чтобы отвечать общественным потребностям, система должна быть устойчивой (обладать известной продолжительностью существования во времени), адаптивной (обладать приспосабливаемостью к среде), продуктивной (обладать способностью позитивно откликаться на проблемы «входа») и эффективной (или – легитимной).

Последователь Истона и сторонник структурно-функционального подхода Г. Алмонд в течение четырех послевоенных десятилетий развивал несколько иной подход к рассмотрению политической системы. По его мнению, главным для нее является не целевой характер функционирования (т.е.

распределение властных ценностей), а обеспечение легитимности принуждения, направленного на стабилизацию власти и общества. В этом смысле для анализа системы недостаточно рассматривать взаимодействия лишь институциональных структур.

Принципиальное значение приобретают неформальные (неинституциональные) образования. Соединить же воедино все эти элементы и обеспечить их взаимодействие в целях стабилизации политических порядков могла только политическая культура, которая и занимала в структуре политической системы центральное место.

Как полагал Алмонд, «политическая система состоит из взаимодействующих между собой ролей, структур и подсистем и лежащей в их основе культуры».

В силу этого и ослабление политической системы наступало прежде всего вследствие ослабления институтов, обеспечивающих социализацию граждан, воспроизводство определенной политической культуры, ввиду нарушения коммуникаций между обществом и государством.

Рассматривая в связи с таким подходом политическую систему как «набор всех взаимодействующих ролей» (понимаемых как организованная часть ориентации субъекта), Алмонд весьма причудливо изображал и ее структуру.

В политическую систему он включал и элементы, действующие на основе правовых норм и регламентации (типа парламентов, исполнительно-распорядительных органов, судов, бюрократии и т.п.), и статусы (граждан и групп), и конкретные роли агентов (виды их практик и деятельности), и связи между ними.

Такая более конкретная трактовка системы позволяла встроить в ее модель деятельность партий, групповых объединений, активность отдельных граждан.

  • В соответствии с выделенными элементами политической системы Алмонд определил и три группы ее функций:
    — функции системы, к которым относились задачи социализации граждан, рекрутирования участников политики и взаимодействия с общественностью;
    — функции процесса, включавшие в себя артикуляцию, агрегирование, выработку решений и контроль за применением норм;
  • — функции политики, предусматривавшие цели регулирования политических отношений, распределения ресурсов, реагирования на мнение общественности и мобилизацию человеческих и иных ресурсов для выполнения властных целей.
Читайте также:  Что за профессия прикладная эстетика?

Впоследствии подобные идеи были взяты на вооружение и развиты представителями культурологического подхода У. Розенбаумом, Д. Элазаром, Д. Дивайном и другими учеными, рассматривавшими политическую систему как материальное воплощение политической культуры.

Принципиально иной подход в трактовке политической системы был предложен К. Дойчем, разработавшим ее информационно-кибернетическую модель.

В книге «Нервы управления: модели политической коммуникации и контроля» (1963) он рассмотрел политическую систему как сложную совокупность информационных потоков и ком-муникативных связей, определяемых уровнями тех или иных политических агентов, исполняемыми ими ролями, решаемыми задачами, особенностями процессов переработки, передачи и хранения цепи сообщений, а также другими причинами и факторами.

Дойч исходил из того, что политическая система представляет собой целенаправленно организованную совокупность информационных связей, направленных в конечном счете на управление и целенаправленное регулирование политических объектов.

При этом он различал личные (персональные, неформальные) коммуникации; коммуникации, осуществляемые посредством организаций (правительством, партиями, лоббистскими структурами), и коммуникации, проходящие через специальные структуры – печатные или электронные СМИ.

В самом общем виде такая совокупность системных элементов показывала, как информационно-коммуникативные процессы последовательно дифференцируются в целях исполнения основополагающих функций государственной власти.

Так, на первом этапе формируется блок данных, составляемый на основе использования разнообразных (внешних и внутренних, правительственных и общественных, официальных и агентурных) источников информирования институтов власти, сообщения которых жестко не привязаны к последующей формулировке целей государственной политики. Второй этап – переработка данных – включает в себя соотнесение полученных сообщений с доминирующими ценностями, нормами и стереотипами государства, сложившейся ситуацией, предпочтения-ми правящих кругов, а также с уже имеющейся в управленческих органах «старой» информацией. Далее эта отселектированная информация становится основанием для принятия решений с целью урегулирования текущего состояния системы и эти решения, в свою очередь, на заключительном этапе обеспечивают реализацию поставленных целей. Полученные результаты уже в качестве «новой» информации через механизмы обратной связи поступают на первый блок, выводя систему на следующий виток функционирования.

Ряд ученых, в частности Ю. Хабермас, Г. Гадамер, Н. Луман, развивая идеи коммуникативной трактовки социального и политического мира, впоследствии уточнили ряд аспектов организации макрополитического порядка при таком подходе.

Например, Луман дифференцировал понятие «коммуникации», полагая, что оно прежде всего характеризует смысловой процесс.

Различая понятия «информация», «сообщение» и «понимание», можно более дифференцированно представить себе процессы передачи, хранения и усвоения информации различными политическими агентами.

Источник: https://psyera.ru/osnovnye-teorii-politicheskih-sistem_8559.htm

Ответы@Mail.Ru: что такое политология?

Политология есть наука о политике, т. е. об особой сфере жизнедеятельности людей, связанной с властными отношениями, с государственно — политической организацией общества, с политическими институтами, принципами, нормами, действие которых призвано обеспечить функционирование общества, взаимоотношения между людьми, обществом и государством.

Политология – это наука о закономерностях функционирования и развития политики, политических отношений и политических систем, и существенных сторонах, побудительных силах и стимулах, нормах и принципах политической деятельности.

Предмет политологии определяет ее структуру как науки и учебной дисциплины.

В соответствии с изучаемой проблематикой в структуре политологии выделяются следующие разделы:
1) теория и методология политики раскрывает философско-методологические основы политики и политических отношений, сущность и содержание политики и власти, их основополагающие признаки, функции и закономерности развития;
2) теория политических систем и их элементов исследует сущность, структуру и функции политических систем, дает их сравнительный анализ, а также характеристику основных политических институтов — государств, партий, общественных организаций и движений и отношений между ними;
3) теория управления социально-политическими процессами изучает цели, задачи и формы политического руководства и управления обществом; механизмы принятия и реализации политических решений;
4) история политических учений и политическая идеология раскрывает генезис политической науки, содержание основных идейно-политических доктрин современности, роль и функции политической идеологии и политического сознания в политическом процессе;
5) теория международных отношений рассматривает проблемы внешней и мировой политики, различные аспекты международных отношений, глобальные проблемы современности.
Политология изучает сферу политики, политическую жизнь общества
−на общетеоретическом уровне (общая теория политики, политической власти; теория политических систем) ;
−в рамках теорий среднего уровня (теория политических партий, теория политических конфликтов, теория политического лидерства и т. п.) ;
−на эмпирическом уровне (конкретные эмпирические исследования политических процессов, институтов, ситуаций) .
Политическая наука тем самым развивается как целостная система теоретического и прикладного (практического) знания о политике. Теоретическая политология решает научные проблемы, связанные с формированием фундаментального знания о политической деятельности, объяснением процессов политического развития, разработкой концептуального аппарата политологии, методологии и методов политических исследований.
Прикладная политология изучает проблемы, связанные с преобразованием политической действительности, анализом путей и средств целенаправленного воздействия на политические процессы. В сфере ее внимания – исследование конкретной деятельности различных политических институтов, избирательных кампаний, технологии и техники организации власти, изучение общественного мнения, особенностей политической ориентации и политического поведения различных социальных групп. В отличие от теоретической политологии, прикладная ориентирована не на прирост научных знаний о политике, а на практическую пользу, на достижение реального политического эффекта. Удачи!

Политология — это наука о политике и политическом управлении, которая изучает развитии политических процессов и систем, поведении и деятельности субъектов политики. ну вот и все

У кого проблемы с самостоятельным написанием научных трудов по политологии, рекомендую http://www.dissertat.ru/ реально помогают, очень грамотные и знающие спецы.

Источник: https://touch.otvet.mail.ru/question/15676712

Основы политической теории: Учебное пособие

Общая теория политики и политическая наука Проблема законов политологии

Общая теория политики и политическая наука

Вопрос об автономном характере предмета той или иной науки, ее differentia specifica, задается обычно в период отпочкования и институционализации той или иной области знания, как особой академической дисциплины, причем, как правило, проблема эта возникает практически у каждой науки и в каждой стране в определенный момент в рамках своей национальной академической школы.

Дискуссию о том, что должна изучать политическая наука, первыми пережили США, где еще в конце XIX века политология отпочковывается от конституционного права.

Затем в первой половине XX века за Америкой последовали Франция и некоторые другие европейские страны, а уже почти в конце нынешнего столетия дело дошло до СССР и России, когда в конце 80-х — начале 90-х годов в пузах страны стали читаться академические курсы по политологии, а в научных журналах появились публикации о ее предмете, структуре и методах2.

Итак, можно заключить, что первые диспуты о предмете политологии в большинстве случаев были связаны с ее самоутверждением и институционализацией в качестве самостоятельной научной и учебной дисциплины, то есть с поиском ее академической идентичности.

Важную роль в изучении вопроса о предмете политологии и в интернационализации ее академического признания сыграл известный Международный коллоквиум по вопросам содержания и структуры политической науки (Париж, 1948), созванный по инициативе ЮНЕСКО.

Политологи из различных стран договорились о неком едином международном стандарте в понимании объекта, предметного поля и границ политической науки, согласно которому последняя должна включать в себя следующие основные компоненты: 1) политическую теорию (теорию политики и историю политических идей); 2) теорию публичных (государственных) институтов (государственных, центральных и региональных, местных; законодательных, исполнительных и судебных), их структуры и функционирования; 3) теорию политического участия и давления граждан (партии, групповые объединения, общественное мнение) и 4) теории международных отношений (международных организаций и мировой политики)3. Таким образом, политологи пошли тогда во многом по пути 'суммативного описания' предмета и границ политической науки посредством простого перечисления объектов и сфер, которые, по-видимому, она должна исследовать.

Этот путь привел со временем к достаточно распространенной точке зрения на 'суммативное' определение предмета политической науки, как совокупности политических объектов и соответствующем комплексе знаний, отражающих ситуацию, когда нет одной политической науки, но есть многие политические науки, а посему 'политология — это то, что делают политологи'4. С одной стороны, эта точка зрения имеет некоторые видимые достоинства. Во-первых, всегда можно добавить еще один сюжет или раздел к предметному полю политологии в связи с появлением новых политических феноменов и структур, что обеспечивает как бы внешнею открытость самого познавательного процесса. Другим распространенным аргументом в поддержку этой позиции является утверждение о приобретаемом таким способом целостном и интегральном характере освоения мира политики. Последний системно и многоаспектно изучается в этом случае политической наукой, представляющей собой поэтому междисциплинарный комплекс философских, исторических, социологических, психологических и всех прочих видов знаний о политической жизни.

Но есть и другая, оборотная сторона медали в этом 'расширительном' и 'интегративном' подходе. Не говоря уже о том, что определения предмета политологии такого типа, как 'науки о политике' или же 'того, чем занимаются политологи', тавтологичны и релятивны, они скорее затуманивают проблему, а не проясняют ее. Можно сразу же заметить, что они, по сути, возвращают политическую науку в первозданное лоно обществознания, ставя тем самым под вопрос саму возможность специфической идентичности и необходимость автономного существования политологии. Ведь зачем вообще нужна еще одна общественная наука, как некий эклектичный набор из разных областей знаний? Кроме того, вместо теоретического поиска внутренних связей и объяснения глубинных механизмов и зависимостей политики на передний план выходит задача (сама по себе в отдельности, конечно же, верная) максимально подробного и разнообразного описания различных сторон и явлений политической жизни (психологических и идеологических, институциональных и социокультурных и т, д.), что, при отсутствии интегральной концепции, непременно приводит к фрагментарности, дескриптивности или же к спекулятивности метафизического философствования. К тому же нельзя забывать и то, что традиционно в научном анализе существует известное различие между 'объектом' и 'предметом' науки. Последний связан лишь с одним из многих аспектов и сторон познаваемого объекта. Это предполагает тем самым не абстрактное постижение 'всех на свете' законов, а познание лишь какой-либо определенной, специфической группы связей, механизмов и закономерностей. Таким образом, в 'интегративном' подходе к определению предмета политологии происходит подмена тезиса, когда 'предмет' науки попросту заменяется ее 'объектом'5. Возможна и другая, более 'узкая' и вместе с тем более детальная трактовка предмета политологии, согласно которой, помимо других общественных наук, в число интересов которых попадают политические объекты, должна существовать и особая наука, специальная теория политики (или 'политология' в узком смысле этого слова). Эта специальная теория политики изучает политическую сферу жизни общества и человека, во-первых, не в общем ряду многих прочих объектов (как философия, социология, история и др.), а как единственный и основной объект; во-вторых, изучает не отдельные аспекты политической жизни (психология, правоведение, демография и др.), а рассматривает ее как многомерную, целостную систему и, в-третьих, в качестве главного своего предмета изучает имманентные, присущие только политике закономерности властеотношений, то есть устойчивые тенденции и повторяющиеся связи в особого рода человеческих отношениях, взаимодействиях между властвующими и подвластными субъектами, властью управляющих и влиянием управляемых, В этом смысле политология со своими концептами, объясняющими взаимозависимости властвующих и подвластных, 'внутренние' механизмы властеотношений и т.п., охватывает все объекты измерения политики (от государственных институтов до психологии и культуры властвования), и как общая теория политики она аккумулирует и интегрирует научные результаты, полученные с помощью научного арсенала других видов обществознания. Вполне вероятно, что так называемые 'широкое' и 'узкое' понимания предмета политики, в известном плане, вовсе и не противоречат друг другу, соотносясь скорее как два 'концентрических круга' накопления политического знания, чем как оппозиционные стороны.

Читайте также:  Как устроены международные олимпиады школьников?

В широком смысле политология (как политическая наука) включает в себя все политическое знание, представляя собой, комплекс дисциплин, изучающих политику, тогда как в более строгом значении политология (или общая теория политики) связана лишь со специфической группой закономерностей отношений социальных субъектов по поводу власти и влияния, исследуя особый тип механизмов властеотношений и взаимодействий между властвующими и подвластными, управляемыми и управляющими.

Нельзя не заметить, что представления о содержании и границах предмета политологии исторически эволюционировали и ив раз изменялись.

Например, если взять только две наиболее влиятельные в мире национальные политологические школы и традиции, американскую и французскую, то и здесь за последнее столетие взгляды на предмет политической науки несколько раз изменялись.

Если в конце XIX — начале XX века в фокусе внима-' ния западной политологии находится государство, его институтки и нормы, то в 30-50-е годы центр тяжести переносится на эмпирически наблюдаемое политическое поведение людей, а затем и на властные отношения между ними6. Не исключено, что взгляды на предмет политологии претерпят и очередную перемену в будущем вместе с изменением самих политических объектов и способов их изучения.

В целом же, если внимательно присмотреться к тем факторам и параметрам, которые влияли и продолжают влиять на изменение предмета политологии, то можно обнаружить существование трех 'переменных величии', от которых зависит эволюция границ и содержания политической науки.

Во-первых, это познающий субъект, то есть политолог (или политический мыслитель) или сообщество политологов (школа), опирающихся на определенные оценочные, аксиологические критерии, вытекающие из их ценностных ориентации, которые, конечно же, обусловлены местом, временем и традициями; во-вторых, это собственно объект познания, изменяющаяся политическая жизнь в виде различных ее локализованных фрагментов и в разных состояниях; и в-третьих, к числу этих 'переменных' относятся средства познания, сами методы и инструменты политической науки. Соответственно полученные в процессе применения исследовательских методов и процедур научные результаты и выводы о тех или иных механизмах политической жизни представляют собой лишь известную стадию проникновения в природу и закономерности развития изучаемого объекта, вызывая при этом вопрос об адекватности политологических знаний общенаучным критериям достоверности, а также проблему соотношения в теории политики 'фактов' и 'норм'.

По вопросу о существовании собственно зако номерностей политики, а также рефлексивно соответствующих им и отраженных в теоретической форме законов политологии, мнения ученых существенно разделились. Имеются две прямо полярные точки зрения на эту проблематику в среде специалистов по методологии политической науки. Одна позиция, весьма широко представленная в марксистской, и в том числе отечественной литературе, исходит из принципов объективности и детерминизма в анализе политической сферы, предполагающих функционирование необходимых, устойчивых и повторяющихся связей в политических отношениях, другими словами, объективных законов политического процесса и развития, формулируемых в рамках теории политики, как, скажем, действие закона классовой борьбы для всех 'классово-антагонистических обществ'. Другая позиция отстаивает прямо противоположный тезис, отрицая при этом и наличие 'объективных', 'железных' законом политики, и саму возможность построения 'универсальной' общей теории политики, иногда все же признавая при этом существование неких 'генерализаций' в виде функциональных (или корреляционных) зависимостей или же 'нежестких' причинных связей. Вопрос о природе политологического знания действительно является одним из сложнейших в методологии политической науки, и, вероятно, было бы слишком большим упрощением либо 'признать', либо 'отрицать' существование и возможность познания закономерностей развития политики. Здесь можно лишь отметить, что абсолютное отрицание познаваемости механизмов политики, наличия связей и зависимостей в политическом мире вообще снимает как таковой вопрос о 'политической науке' и ее 'предмете', а политология и таком случае становится лишь 'грудой' собранных политических данных и фактов, хотя, может быть, даже и весьма умело систематизированных.

Другое дело, что здесь встает проблема самого характера и формы познаваемых и политике причинно-следственных связей.

Эти 'генерализации' или 'универсалии' в политике нередко выступают и проявляются в виде 'правил' эффективного политического поведения (например, 'золотые правила' успешной политики и поведения мудрого руководителя в 'Государе' Н.

Макиавелли), или в форме 'принципов' оптимального (или аномального) устройства, организации и функционирования политических институтов ('правильные' и 'неправильные' формы государственного правления у Аристотеля, зависимость формы правления от размера территории государства у Ш. Л.

Монтескье, 'закон' аномальной (антидемократической) олигархизации массовых партий Р. Михельса, 'законы' бюрократизации С. Паркинсона, 'теоремы' взаимообусловленности партийной и избирательной систем М. Дюверже, взаимосвязь институциональной организации политической системы с доминирующим типом политической культуры страны у Г.

Алмонда или циркуляция элит у В.Парето), а также в виде 'законов' политического развития и борьбы (к примеру, сформулированный в концепции К. Маркса 'закон классовой борьбы' или же зависимость форм и темпов политических изменений и модернизации от уровня индустриально-технологического и экономического развития, выведенная Д. Литером, С. Хангтинтоном, С. Липсетом и др.).

Разработки, проведенные политологами в рамках во многом еще нормативной и традиционной политической мысли (вплоть до XIX века), а также эмпирические исследования в XX веке все же продемонстрировали некоторые возможности постижения глубинных тенденций и причинных зависимостей.

Конечно, нельзя при этом не учитывать, что многие обнаруженные связи часто описывались повес не в форме 'чистых законов', а в виде прагматических 'правил' и 'принципов', работающих при определенных условиях, как, например, политические правила заключения компромиссов и союзов, необходимости маневрирования и смены тактических форм и методов борьбы в соответствующих ситуациях и т, д.7. Знание закономерностей политики как неких 'универсалий' нередко формулируется в виде высказывания, содержащего некую импликацию типа 'если будут определенные условия и совместные интересы, то с потенциальным союзником необходимо сформировать коалицию', что явно будет отличаться от распространенного представления о законах, как об абстрактно 'всеобщих' и 'абсолютных', 'железных' и рафинированно 'объективных' связях. Именно в этом духе К. Поппер ставит вопрос о верификации и фальсификации научных теорий и знаний о законах, которые представляют собой соединение универсального (абстрактного) и отдельного (конкретного) начал, описываемых символическими формулами или знаковыми системами. 'Дать причинное объяснение некоторого события,- отмечает по этому поводу К. Поппер,- значит дедуцировать описывающее его высказывание, используя в качестве посылок один или несколько универсальных законов вместе с определенными сингулярными высказываниями — начальными условиями'8.

Следует также иметь в виду и то, что вплоть до начала XX века выводы и результаты разработок в области политической мысли формулировались преимущественно в нормативном виде и, как уже отмечалось выше, зачастую как политические максимы или принципы наилучшего устройства. Тем самым они включали в себя сильные компоненты морального долженствования и нравственного оценивания, да и к тому же порой априорного и, в основном, неверифицированного характера. С этой позиции, то есть с точки зрения природы составляющих политологическое знание элементов, последнее включает в себя как нормативные компоненты (принципы и правила, нормы и максимы), так и научные результаты изучения каузальных связей и зависимостей. Строго говоря, о политической мысли вплоть до конца XIX века можно говорить, как о неком нормативном 'политическом знании', тогда как политологическое знание XX века, связанное уже в основном с изучением каузальных связей, все больше приближается к общеметодологическим критериям 'политической науки', хотя при этом полностью не может отказаться и от нормативно-ценностных подходов.

Такой характер политологического знания определяет социальную роль и статус политологии, ее функции в обществе, которые можно свести к трем основным: во-первых, к познавательно-оценочной, связанной с процессом исследования и проникновения в механизм и закономерности политической жизни, а также описания, объяснения и оценки тех или иных ее событий и явлений; во-вторых, к инструментально-праксеологической функции использования научных выводов в политической практике, государственном управлении, партийной стратегии и тактике, в процессах принятия решений и технологиях их реализации; и, в-третьих, к воспитательно-социализационной, связанной с влиянием политического знания на механизм политической социализации и ресоциализации личности, с воспитанием индивида как гражданина своей страны, да и как вообще 'политического человека', включенного во взаимозависимую мировую цивилизацию и в определенной степени ответственного за ее судьбы.

Источник: http://politics.ellib.org.ua/pages-4.html

Введение в политическую теорию для бакалавров

За двадцать лет развития политической науки в современной России российскими политологами выпущено немало нужных и хороших учебников, среди которых особо хотелось бы отметить учебное пособие К. С. Гаджиева «Политическая наука», учебник А. И.

Соловьева «Политология: политическая теория, политические технологии», учебник В. П. Пугачева и А. И. Соловьева «Введение в политологию», учебник В. А. Гуторова и В. А. Ачкасова «Политология», учебник Л. В. Сморгунова «Сравнительная политология».

Они не только выдержали по несколько изданий, но и стали базой для подготовки молодых специалистов-политологов. Благодаря этим учебникам специалисты других областей, политики-практики, все интересующиеся политикой могут пополнить свои знания по политической теории.

По сути, все первые учебники по политологии – а их выпущено уже несколько десятков – служили не только для образования и подготовки кадров профессиональных политологов, но и для самообразования различных категорий россиян.

Читайте также:  Как устроено целевое обучение?

Конец 1980-х и 1990-е гг. в России стали временем коренных перемен практически во всех сферах жизни. При этом политическая реформа послужила катализатором правовой, административной, экономической, финансовой, социальной, культурной и других реформ.

В публичную политику ринулись сотни тысяч новых людей, избиратели получили, наконец, право свободного выбора из нескольких кандидатур, политтехнологи – новые возможности применения своих умений. Тяга к современному политологическому знанию достигла апогея.

Несмотря на то, что курсы политологии стали читаться во всех вузах, аудитории ломились от желающих приобщиться к политической науке, а дискуссии на семинарах достигали точки кипения. Спрос на политологическую литературу был колоссальным.

Ему соответствовала и стратегия издательств: выпускать как можно больше книг о политике и в первую очередь – учебных пособий. Но большая часть учебных пособий в таких условиях невольно приобретала научно-популярный характер.

Но все течет и все меняется. Центр тяжести российских реформ из политической области переместился в социально-экономическую. Лавинообразный спрос на политологическое знание в общих чертах удовлетворен.

Теперь публичной политикой занимаются профессионалы, а на политологические факультеты поступают не все подряд, а строго индивидуально и по призванию.

Это не означает, что необходимость в политологической литературе научно-популярного характера совершенно исчезла, но кроме такой литературы требуются совершенно определенные учебные пособия, отражающие состояние и тенденции современной политической науки в XXI в.

К числу таких учебников, изданных в России, несомненно, относятся: «Основы политической теории» (А. А. Дегтярев, М., 1998); «Политология», хрестоматия и практикум (под ред. М. А. Василика, М., 1999); «Современные политические теории» (Т. А. Алексеева, М., 2000); «Политология» (рук. авт. кол. – А. Ю. Мельвиль, М.

, 2004); «Политология», хрестоматия и альбом схем (под ред. А. С. Тургаева, А. Е. Хренова, СПб., 2005); «Теория политики» (Р. Т. Мухаев, М., 2005). Мы – коллектив авторов данного учебника – также пополнили число эксклюзивных учебников для будущих профессиональных политологов, издав в 2008 г. учебное пособие «Теория политики», выдержавшее за два года два издания.

Данный учебник создан коллективом авторов политологического отделения факультета международного промышленного менеджмента и коммуникации Балтийского государственного технического университета (БГТУ) «Военмех» на базе читаемого в течение ряда лет курса для студентов-политологов БГТУ.

В его написании принимали участие авторы и других санкт-петербургских вузов (СПбГУ, ИВЭСЭП, ВШНИ, ГУЭП). Авторы этого учебника придерживаются той же точки зрения, что и авторы учебного пособия «Теория политики», т. е.

считают, что для подготовки политологов-профессионалов необходимо создание учебников:

• не инклюзивных (т. е. для всех интересующихся политикой), а эксклюзивных , т. е. для будущих профессиональных политологов;

• не универсальных (охватывающих всю тематику и предметную область политологии), а предметно-курсовых , чтобы обеспечить изучение конкретного предмета, субдисциплины политической науки;

• не стандартных (переиздаваемых с незначительными изменениями), а программных , в которых учитываются изменения Госстандарта РФ и переход на двухуровневую систему высшего образования. В частности, наш учебник рассчитан на политологов-бакалавров; не старого, а нового поколения.

Учебники нового поколения, по нашему мнению, отличаются от учебников старого поколения возможностью использования их в электронном виде для чтения лекций и подготовки к семинарам в виде презентаций, с выносом на экран основного содержания читаемого материала. Следовательно, учебники нового поколения должны быть в первую очередь презентабельны, т. е.

важнейший материал должен быть представлен в них в виде таблиц, схем, графиков или в виде смысловых единиц, изложенных с помощью дефисов.

Кроме того, чтобы увеличить возможности студентов, связанные с самообразованием и самоподготовкой, после каждой главы помещены перечень основных понятий, вопросы для самоконтроля и список литературы для самостоятельного изучения и углубления знаний по данной теме.

Для повышения качества подготовки политологов-бакалавров как при написании учебника, так и вообще при преподавании политологических дисциплин, мы придерживались и придерживаемся сформулированных нами дидактических принципов, а именно:

•  Последовательность. Материал излагается по принципам «от простого – к сложному» и «от известного – к неизвестному». Кроме того, мы учитываем, что студент, изучающий теорию политики, уже имеет представление о таких предметах, как «Зарубежная и отечественная история», «Политическая история», «История политических учений».

•  Систематичность. Изучение дисциплины «Введение в политическую теорию», как и других дисциплин (например, «Истории политических учений»), построено на изучении разных тем («Политика», «Власть», «Государство», «Политическая система», «Партии и партийные системы» и т. д.) в определенной последовательности.

Таким образом обеспечивается их взаимосвязь, увеличивается число изучаемых смысловых единиц, происходит общее приращение знания.

За политической статикой, изучающей отдельные политические институты, следует политическая динамика, изучающая процессы их взаимодействия и развития, политических изменений и трансформаций; после изучения тем, отражающих теории внутренней политики, следует переход к внешнеполитической тематике.

•  Оптимальное соотношение уровня трудности и доступности материала. Мы исходили из уровня знаний выпускников столичных или просто хороших российских школ, поступивших на политологический факультет и проучившихся на нем один-два года.

•  Наглядность в обучении. Для осуществления этого принципа в учебнике представлено определенное количество схем, таблиц, графиков и т. д.

Кроме того, мы старались сделать излагаемый материал более наглядным за счет его структуризации, размещения на странице, объединения в системы дефисных строчек.

Все это позволяет использовать при проведении занятий наглядные средства обучения, в том числе мультимедийные.

•  Связь теории политики с текущей политикой. Эту связь обусловливает место теории политики в системе политологического знания. Об этом подробно говорится в главе 2.

Пока же отметим, что теория политики постоянно черпает факты для исследований из текущей политики, а текущая, практическая политика использует политическую теорию для принятия решений, составления прогнозов и управления обществом.

Поэтому студенты, изучающие теорию политики, постоянно должны быть в контексте политического процесса, знать основные явления текущей внутренней и внешней политики, а преподаватели должны строить лекции и практические занятия, используя самые свежие примеры и анализ последних политических событий.

•  Активность и заинтересованность студентов. Этот принцип означает, что занятия должны носить активный, двусторонний характер, вызывать интерес и стимулировать самостоятельное, углубленное изучение предмета.

Для этого существуют не только учебные занятия, но и другие формы изучения материала: научные конференции, дискуссионные клубы, выступления в школах, работа в избирательных кампаниях и участие в студенческом самоуправлении, написание эссе, рефератов, курсовых работ и т. д.

Говоря о нашем подходе к созданию именно этого учебника и изучению студентами именно этого курса, а не к изучению политологических дисциплин вообще, кроме отмеченных принципов, мы учитываем, что:

• дисциплину «Введение в политическую теорию» начинают изучать студенты первого курса, как правило, со второго семестра;

• эту дисциплину студенты в соответствии с Госстандартом изучают на протяжении двух семестров.

То есть примерно одна треть этого времени будет выделена на чтение лекций (отсюда вытекает объем нашего учебника), одна треть – на семинарские занятия и одна треть – на самостоятельную подготовку студентов.

Кроме того, за это время они сдают один-два экзамена и один-два зачета и пишут курсовую работу по одной из выбранных тем;

  • • изучению данной дисциплины предшествуют определенные предметы, о которых мы говорили выше («История политических учений», «Политическая история» и др.);
  • • дисциплина «Введение в политическую теорию» сама служит основой для изучения таких предметов, как «Политическая конфликтология», «Теория мировой политики», «Политический маркетинг и политический менеджмент», «Современная российская политика», «Теория партий и партийных систем» и др. Отсюда вытекает ее место в системе политических наук и ее логические связи с этими науками;
  • • теория политики связана с другими науками, не являющимися частью политологии, но граничащими с ней: политической философией, политической историей, политической социологией, политической психологией, а также иными не пограничными науками, изучаемыми политологами.

В заключение хочу поблагодарить всех принимавших участие в создании учебника, но не вошедших в авторский коллектив. Это коллектив кафедры истории и политологии Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП), заведующий кафедрой профессор С. В.

Орлов, заведующий кафедрой прикладной политологии Санкт-Петербургского филиала Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ), доктор политических наук, профессор А. Ю. Сунгуров, любезно согласившиеся рецензировать наш труд; это работники кафедры политологии Балтийского государственного технического университета (БГТУ) «Военмех» М. А. Односталко, М. М. Борисочкин, А. А.

Кузовлев, оказавшие неоценимую помощь в компьютерном форматировании, верстке схем и графиков.

Руководитель авторского коллектива, заслуженный работник высшей школы РФ, заведующий кафедрой политологии БГТУ «Военмех», доктор социологических наук, профессор Б. А. Исаев.

Авторский коллектив:

Д. социол. н., проф. Исаев Б. А. – руководитель авторского коллектива (предисловие, главы 1, 2, 3, 10, 11, 15, 16, 18, 24).

Д. филос. н., проф. Голиков А. К. (главы 5, 7).

Д. полит, н., проф. Елисеев С. М. (главы 8, 9, 12, 19, 20).

Д. филос. н., доц. Лебедев С. В. (главы 13, 14).

Д. полит, н., проф. Сирота Н. М. (глава 23).

Д. филос. н., доц. Хомелева Р. А. (главы 4, 17).

К. полит, н. Чигарев В. Н. (глава 22).

Д. полит, н., доц. Шатравин С. А. (глава 6)

Глава 1 Политика как реальная деятельность и объект теоретических исследований

1.1. Теоретическая и практическая политика в исторической ретроспективе

Понятие о политике как решении общественных дел и управлении обществом, очевидно, возникло тогда, когда эти дела действительно начали решать, а социумом действительно стали управлять, т. е. в очень отдаленную эпоху родового строя и элементарной организации власти.

Уже в то время постепенно формируются пока еще не государственные, а общественные протоинституты власти: общее собрание рода, совет старейшин, вождь рода. Эти протоинституты еще не избирались, а стихийно формировались в зависимости от реалий.

Где-то в собрании рода принимали участие все его взрослые члены, в других родах на собрания допускали всех, а право решающего голоса имели только мужчины, в третьих собрание стало подобием закрытого мужского клуба.

Как бы то ни было, деятельность по обсуждению общих дел и принятию решений, касающихся всех, имела место в каждом социуме, достигшем определенной ступени развития.

Уже тогда появились первые попытки осмысления политики и объяснения природы власти, которая понималась как вмешательство или помощь духов предков, как проявление сакральной воли. В разных странах, в различных географических, экономических и социокультурных условиях люди такую деятельность называли по-разному.

Источник: http://www.universalinternetlibrary.ru/book/50019/chitat_knigu.shtml

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector